Автор

Пятаков Д.В.

Аннотация

В данной статье рассмотрены особенности перевода реалий волшебного мира на примере серии романов Дж. Роулинг о Гарри Поттере. Проанализированы преимущества и недостатки двух основных переводческих концепций, и зависимость выбора лексики в соответствии с учетом жанровых особенностей фентези.

Ключевые слова

Дж. Роулинг, перевод, Гарри Поттер, говорящие имена.

Статья

УДК 811.1

 

ГАРРИ ПОТТЕР И ПЕРЕВОД РЕАЛИЙ ВОЛШЕБНОГО МИРА

 

Пятаков Д.В.

 

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет»

 

В данной статье рассмотрены особенности перевода реалий​​ волшебного мира на примере серии романов Дж. Роулинг о Гарри Поттере. Проанализированы преимущества и недостатки двух основных переводческих концепций, и зависимость выбора лексики в соответствии с учетом жанровых особенностей фентези.

 

Ключевые слова:​​ Дж.​​ Роулинг, перевод, Гарри Поттер, говорящие имена.

 

Значительное количество реалий волшебного мира в данном произведении так же вызывает не меньшее затруднение при их введении в текст перевода. Реалии каждый раз ставят переводчика перед альтернативой: транскрипция или перевод?

В переводе «Гарри Поттера» нередки случаи применения обеих стратегий. Популярна среди переводчиков передача названия главной спортивной игры волшебного мира, quidditch, через транскрипцию: Квиддич (пер. И. Оранского), Квидиш (пер. М. Спивак). Название игры состоит из некоторых букв четырех игровых мячей: (Qu)affle + Blu(d)ger + Blu(d)ger + Sn(itch). Однако переводчики решили пренебречь символизмом этой реалии, ввиду, возможно, затуманенной внутренней формой.

Любопытно рассмотреть вариант переводческой передачи названия праздника привидений, организованного по случаю 1420-летнего юбилея смерти одного из членов клуба «The Headless Hunt». Этот праздник носил название the Deathday Party. Очевидно, контаминация deathday составлена по аналогии​​ с birthday, но имеет прямо противоположное значение. И. Оранский в своем переводе использовал метод описательного перевода: Юбилей смерти. Однако следует признать, что переводчик потерял эффект каламбура, пожертвовав авторской языковой игрой. На наш взгляд, перевод данной реалии оказался наиболее точным в интерпретации М. Спивак, которая так же как и Роулинг прибегла к использованию метода контаминации: смертенины = смерть + именины.

Безусловно, автор каждой вымышленной вселенной стремится к понятийной всеохватности и завершенности своего мира. Одним из основных отличий миров жанра фэнтези является пограничность реальности объективной, существующей за пределами текста, и реальности вымышленной. Очевидно, стык реального и нереального провоцирует возникновение реалий, существующих в объективном мире, но имеющих фэнтезийный колорит. К таким реалиям относятся: деньги, еда, меры весов, жидкостей, длины.​​ 

Для своей вселенной Роулинг создала собственную денежную систему с уникальными единицами измерения. Нужно признать, что авторы всех без исключения переводных текстов использовали для передачи денежных реалий приемы транскрипции и транслитерации. Обусловлено это тем, что внутренняя форма таких реалий как «galleon», «sickle» и «knut» весьма затуманена, а потому передача глубокого содержательного компонента невозможна.

Наименования мер веса, длины, площади, на наш взгляд, необходимо транслитерировать, поскольку, попадая в язык образов, меры-реалии служат не столько для передачи точной информации, сколько для создания​​ в воображении читателя зримого представления об описываемом фрагменте действительности. Справедливости ради отметим, что в текстах своей вселенной Роулинг, для обозначения расстояния, использовала футы. Переводчики прибегли к методу эквиваленции, трансформировав футы в метры.​​ 

Что же касается гастрономического компонента текстов «Гарри Поттера», то здесь, нужно признать, не наблюдалось всеобщей переводческой универсальности. Названия блюд, существующих в объективной реальности блюд английской кухни и наименований, характерных волшебной кухне зачастую передавались в переводе посредством транскрипции. В Частности переводчик М. Спивак не стала комментировать характерное шотландской кухне блюдо haggis, приготовляемое из печени барана или теленка, легких и сердца, заправленное кукурузной мукой, луком и перцем и сваренное в рубце барана или теленка. Данное блюдо малоизвестно русскому читателю, вполне вероятно, оно совсем не известно ребенку, более того это слово представляет собой важную культурологическую информацию, однако М. Спивак ограничилась лишь транскрипцией: хаггис. М. Литвинова прибегает к адаптации, опуская «haggis», и определяя вместо этой реалии не обогащенную информацией фразу «гигантский праздничный пирог». Иначе обстоят дела с переводом вымышленных названий еды. Переводчики создавали окказиональные образования, отказавшись от транскрипции/транслитерации. Например, в переводе Спивак «Cauldron Cakes» стали «котлокексами».

Выбор в зависимости от характера текста переводчики делают с учетом жанровых​​ особенностей. Несомненно, что если автор дает своим героям «говорящие имена», это должно отражаться в переводе. Перевод реалий представляет собой серьезную проблему в переводном произведении. При выборе языковых средств той или иной реалии возможно сознательное или бессознательное искажение коммуникативного намерения автора и привнесения в произведение идей, принадлежащих исключительно переводчику, т.е. формирование коммуникативного намерения переводчика, отличного от оригинала.

Русскоязычное слово «узник»,​​ которое использовали обе переводчицы, в своей внутренней форме отражает оба значения английского «prisoner». Выбор этот, на наш взгляд, абсолютно оправдан, так как один из главных героев книги – заключенный волшебной тюрьмы Азкабан. Он приговорен к пожизненному лишению свободы за убийство, которое не совершал, и, отбывая наказание, должен мириться не только с лишениями тюремной жизни, но и чувством глубокой несправедливости. Более того, мы считаем, что важно отметить следующее: так как книги о Гарри Поттере в первую очередь адресованы детям, выбор слова «узник» как эквивалент слова «prisoner» оправдан еще и ввиду своей интертекстуальности. Школьники подросткового возраста в обязательной программе по русской литературе проходят произведение А. С. Пушкина «Узник», лирический герой которого также томится тяготами заточения и неволи, испытывая глубокую боль и обиду. Корреляции стихотворения А. С. Пушкина и переводного названия третьей книги о Гарри Поттере может оказать на читателя эстетическое воздействие, а ассоциации содержательного плана – настроить на определенное восприятие книги о мальчике-волшебнике, усилить экспрессивное воздействие героя-заключенного на читателя.​​ 

В переводе названия волшебной тюрьмы Azkaban обе переводчицы действовали методом транслитерации. Выбор такого способа введения авторской реалии в переводный текст видится адекватным, так как, очевидно, внутренняя форма это слова неясна даже для англоговорящего читателя.

 

Список литературы

 

  • Галтская И.Л. Исторические и литературные источники романов о Гарри Потере. – ​​ М.: ИНИОН РАН, 2007. - 96 с.

  • Ролинг Дж. К. Гарри Поттер и комната секретов. Пер. с англ. М. Спивак. М.: Махаон, 2015. 320 с.

  • Ролинг Дж. К. Гарри Поттер и тайная комната. Пер. с англ. М. Д. Литвиновой. М.: Росмэн – пресс, 2002. 473 с.

  • Harry Potter and the Chamber of Secrets [Электронный​​ ресурс].​​ URL: https://www.7novels.com/harry-potter-and-the-chamber-of-secrets/ (Дата обращения 12.03.19).

© Д.В. Пятаков, 2019

Скачать PDF

Выходные данные

Пятаков Д.В. Гарри Поттер и перевод реалий волшебного мира [Электронный ресурс] // Вестник современных исследований. — Электрон. журн. — 2019. — № 8. — Режим доступа: https://orcacenter.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *